Мандалы из ниток и волшебства

Продолжаю узнавать у мастеров-волшебников об их искусстве. Сегодня Виктория Ительд рассказывает о плетении мандал. Лаконично и глубоко о том, как нитки могут быть участниками расстановки, заклинаниями и терапией.

vika1

— Почему именно мандалы? С чего начался твой интерес к ним?
— Свою первую мандалу я сплела будучи глубоко беременной третьим ребенком. Это было практическое занятие, проводила его для своих учениц моя наставница (тогда я училась на астролога). Я выбрала плести на исполнение желания. Желание было связано с родами и казалось мне недостижимым. Буквально через пару недель после того, как я сплела мандалу, желание исполнилось. Я хотела родить без боли, у меня был совершенно другой, негативный опыт с предыдущими детьми, и вот — вуаля, все свершилось. Не сказать, что появился интерес. Скорее я убедилась в том, что этот инструмент работает. Пока я еще не понимала, как именно он работает. Но появилось желание делиться своим опытом с другими.
Continue reading

Тотемные животные, духи-помощники и другие звери в магии

Стали часто всплывать в разговорах тотемные животные, духи-помощники и прочая магическая живность. Я тоже немного расскажу.
Только — внимание: я тут не об абсолютном знании, а о своём опыте; даю не терминологию, а свои представления о ней (набранные я уже даже забыла где).

920
Итак, животные в мире магии.

Занятно, что про тотемное животное говорят, по моим наблюдениям, чаще всего. При том, что как раз (опять же, в моём понимании) тотемное животное — наиболее редкое явление из всего звериного комплекса. Раньше тотем — это животное-покровитель целого племени, чуть позже (в некоторой переработке, вплоть до вырождения в геральдику) — рода, семьи. Это практически бог-животное — или некая форма почитания предков (в мифах племени описывалось, как именно этот народ произошёл от своего животного).
Что же мы имеем в виду, говоря о тотемном животном сейчас? Вариант первый: мы прослеживаем своё происхождение от рода, в котором было в том или ином виде почитание тотема, и продолжаем традицию (вживую такого ни разу не видела). Второе — мы допускаем индивидуализацию тотема. Времена изменились, сознание уже не коллективное, а индивидуальное, почему бы отдельному человеку не иметь тотема. Правомерно это или нет, не скажу. Но я и правда вижу некое отличие духов-помощников (о них чуть дальше) от того, что можно назвать индивидуальным тотемом. С тотемным животным чувствуется очень (даже так: очень) сильная связь. Это то животное, про которое мы можем сказать: я — оно. «Я — лиса», «я — ящерица», а не — «я похожа на лису», «мне нравятся ящерицы». По моим наблюдениям, осознание себя как какого-то животного, если происходит, то где-то около совершеннолетия. И, кстати, оно даже умеет, в общем-то, передаваться следующим поколениям. Наш с мужем сын, например, явно ассоциирует себя одновременно с птенцом и поссумёнком (детёнышем сахарного поссума, если что). У него даже есть специальное слово собственного изобретения, отражающее его связь с нашими с мужем тотемными животными.
Continue reading

Славянская обережная кукла: о волшебстве и традициях

Я решила узнать больше о волшебниках, которые делают что-то очень отличное от того, в чём разбираюсь я. Поэтому задумала серию постов, где они сами рассказывают о своём искусстве.

Первой расширяет наш кругозор Людмила Вербова, мастер и ведущая мастер-классов по созданию славянской обережной куклы. Она рассказывает о славянской магии и о том, как практика создания обережной куклы может быть одновременно древней и актуальной.
806
— Расскажи, пожалуйста, чем тебя привлекает именно славянская традиция? И включаешь ли ты что-то ещё из славянских практик в свою работу с куклами?
— Эта практика дает какое-то неповторимое, глубинное, удивительное чувство соединения с собой настоящей, своей истинной природой и силой. В наше время, по-моему, это очень полезный навык — находиться в контакте с собой! Причём этот эффект достигается благодаря достаточно привычным и незатейливым с первого взгляда вещам: подумаешь, рукоделие, ниточки, бантики. Но эффект этой практики колоссальный, если даже слегка прикоснуться к нашей работе. С этой точки зрения куклы — важный инструмент и самопознания, и саморазвития. Ещё хочу отметить, что образы наших кукол-помощниц знакомы многим с детства, они близкие, родные, от них веет теплом и покоем, поэтому они так любимы многими! То, что нам знакомо хотя бы отдалённо, в целом лучше воспринимается и эффективнее работает. Стоит упомянуть, что я увидела их на выставке в музее, и была в прямом смысле очарована многообразием, уникальностью и неповторимостью каждого персонажа! Мало кто способен остаться равнодушным, окунувшись в уникальную атмосферу и тёплую силу обережных кукол. Важно отметить, что именно сила является их базовой особенностью. То, как работает кукла, полнее и точнее всего характеризуется понятием «сила» — во всех его проявлениях. Конечно, я знакома не только с практикой изготовления обережных кукол, но передавать, обучать, транслировать пока готова только эти знания.
Continue reading

Как быть волшебным родителем: pagan parenting

Волшебство и детство — почти синонимы. Не знаю, как вы, а я в первые годы жизни видела вокруг себя нереально много удивительных вещей, настоящей магии, чудес, причём видела буквально глазами, напрямую. А чуть позже, в начальной школе, когда читала мифологию Греции, понимала суть и «характеры» богов и их общения лучше и яснее, чем сейчас.
image
Так что, по сути, специально привносить магию в жизнь детей не обязательно, она уже там. И все-таки… Если вы волшбеник, если ни одна традиционно-религиозная или светская модель семейного общения вам на подходит — что делать? Как выстроить волшебство в семье с детьми? как показать маленьким людям, что чудеса и фантазии — не одно и то же, что магия — реальна, а мир — священен вне зависимости от того, с какими богами мы общаемся?
image
Ответа в стиле «делай так, и будет круто» нет. Это же воспитание, то есть, по сути, стиль жизни. У каждой семьи он свой. Поэтому я просто расскажу об опыте разных семей, живущих, условно, в духе «pagan parenting» — языческого родительства. Я бы расширила это понятие до «магического родительства» — ведь, чтобы видеть магию в мире, не обязательно считать себя язычником (особенно со всеми негативными слоями, что на это слово у нас налипли…)
Continue reading