Самайн, Хэллоуин, конец октября…

В этом году мне особенно сложно настроиться на Колесо года. И лето было не летнее, и осень не осенняя. А может, это я стала больше настроена на внутренние сезоны, чем на природные.
Но так сложилось, что Самайн — мой любимый праздник Колеса. Ещё с тех времён, что был для меня Хеллоуином. В детстве я придумывала и делала себе костюмы (в школе особенно произвело впечатление привидение из простыни; я просидела в нём весь урок английского), добросовестно играла в trick-or-treat, дарила маме подарки; была и каноничная тыква-фонарь, и какое-нибудь вечернее страшное веселье. И в этом году, когда природа что-то не очень о праздниках, даже если это праздники смерти, я собираюсь сделать праздник сама. Тыква, костюмы, игры, печенье в форме Груффало (заказ от сына), украшение дома. Потому что если праздника не происходит, надо сделать его самому.
Так что — присоединяйтесь!
tykv1

Что будем делать?
1. Вспоминать про то, что вообще такое — Самайн? Об этом — в прошлогоднем посте Самайн с Таро и просто так.
2. Украшать всё, что видим. Например, с помощью бесплатных распечаток: распечатки к Хэллоуину, и ещё распечатки к Хэллоуину.
3. Слушать creepy-музыку. Of Monsters and Men или Vermillion Lies, например. А скоро в контактовской группе Путь по картам — ещё и прекрасная подробка ужасных The Tiger Lilies.
4. Читать жутковатые книги — из этой подборки страшных книг, например.
5. Делать расклады, конечно. Например, такой:
samhain1
Или короткий и страшный — он под катом.
Continue reading

Мандалы из ниток и волшебства

Продолжаю узнавать у мастеров-волшебников об их искусстве. Сегодня Виктория Ительд рассказывает о плетении мандал. Лаконично и глубоко о том, как нитки могут быть участниками расстановки, заклинаниями и терапией.

vika1

— Почему именно мандалы? С чего начался твой интерес к ним?
— Свою первую мандалу я сплела будучи глубоко беременной третьим ребенком. Это было практическое занятие, проводила его для своих учениц моя наставница (тогда я училась на астролога). Я выбрала плести на исполнение желания. Желание было связано с родами и казалось мне недостижимым. Буквально через пару недель после того, как я сплела мандалу, желание исполнилось. Я хотела родить без боли, у меня был совершенно другой, негативный опыт с предыдущими детьми, и вот — вуаля, все свершилось. Не сказать, что появился интерес. Скорее я убедилась в том, что этот инструмент работает. Пока я еще не понимала, как именно он работает. Но появилось желание делиться своим опытом с другими.
Continue reading

Тотемные животные, духи-помощники и другие звери в магии

Стали часто всплывать в разговорах тотемные животные, духи-помощники и прочая магическая живность. Я тоже немного расскажу.
Только — внимание: я тут не об абсолютном знании, а о своём опыте; даю не терминологию, а свои представления о ней (набранные я уже даже забыла где).

920
Итак, животные в мире магии.

Занятно, что про тотемное животное говорят, по моим наблюдениям, чаще всего. При том, что как раз (опять же, в моём понимании) тотемное животное — наиболее редкое явление из всего звериного комплекса. Раньше тотем — это животное-покровитель целого племени, чуть позже (в некоторой переработке, вплоть до вырождения в геральдику) — рода, семьи. Это практически бог-животное — или некая форма почитания предков (в мифах племени описывалось, как именно этот народ произошёл от своего животного).
Что же мы имеем в виду, говоря о тотемном животном сейчас? Вариант первый: мы прослеживаем своё происхождение от рода, в котором было в том или ином виде почитание тотема, и продолжаем традицию (вживую такого ни разу не видела). Второе — мы допускаем индивидуализацию тотема. Времена изменились, сознание уже не коллективное, а индивидуальное, почему бы отдельному человеку не иметь тотема. Правомерно это или нет, не скажу. Но я и правда вижу некое отличие духов-помощников (о них чуть дальше) от того, что можно назвать индивидуальным тотемом. С тотемным животным чувствуется очень (даже так: очень) сильная связь. Это то животное, про которое мы можем сказать: я — оно. «Я — лиса», «я — ящерица», а не — «я похожа на лису», «мне нравятся ящерицы». По моим наблюдениям, осознание себя как какого-то животного, если происходит, то где-то около совершеннолетия. И, кстати, оно даже умеет, в общем-то, передаваться следующим поколениям. Наш с мужем сын, например, явно ассоциирует себя одновременно с птенцом и поссумёнком (детёнышем сахарного поссума, если что). У него даже есть специальное слово собственного изобретения, отражающее его связь с нашими с мужем тотемными животными.
Continue reading

Славянская обережная кукла: о волшебстве и традициях

Я решила узнать больше о волшебниках, которые делают что-то очень отличное от того, в чём разбираюсь я. Поэтому задумала серию постов, где они сами рассказывают о своём искусстве.

Первой расширяет наш кругозор Людмила Вербова, мастер и ведущая мастер-классов по созданию славянской обережной куклы. Она рассказывает о славянской магии и о том, как практика создания обережной куклы может быть одновременно древней и актуальной.
806
— Расскажи, пожалуйста, чем тебя привлекает именно славянская традиция? И включаешь ли ты что-то ещё из славянских практик в свою работу с куклами?
— Эта практика дает какое-то неповторимое, глубинное, удивительное чувство соединения с собой настоящей, своей истинной природой и силой. В наше время, по-моему, это очень полезный навык — находиться в контакте с собой! Причём этот эффект достигается благодаря достаточно привычным и незатейливым с первого взгляда вещам: подумаешь, рукоделие, ниточки, бантики. Но эффект этой практики колоссальный, если даже слегка прикоснуться к нашей работе. С этой точки зрения куклы — важный инструмент и самопознания, и саморазвития. Ещё хочу отметить, что образы наших кукол-помощниц знакомы многим с детства, они близкие, родные, от них веет теплом и покоем, поэтому они так любимы многими! То, что нам знакомо хотя бы отдалённо, в целом лучше воспринимается и эффективнее работает. Стоит упомянуть, что я увидела их на выставке в музее, и была в прямом смысле очарована многообразием, уникальностью и неповторимостью каждого персонажа! Мало кто способен остаться равнодушным, окунувшись в уникальную атмосферу и тёплую силу обережных кукол. Важно отметить, что именно сила является их базовой особенностью. То, как работает кукла, полнее и точнее всего характеризуется понятием «сила» — во всех его проявлениях. Конечно, я знакома не только с практикой изготовления обережных кукол, но передавать, обучать, транслировать пока готова только эти знания.
Continue reading

Магия и счастье

Обычно я публикую здесь только своё. Но сейчас сделаю исключение и покажу вам эссе Джоджо Агамбена «Магия и счастье». Потому что оно стоит того, а ещё потому, что оно не влезло целиком вконтакт.
image
Беньямин сказал однажды, что первый опыт о мире, который получает ребёнок, это не что иное, как: «взрослые сильнее, но они не способны к волшебству». Утверждение, сделанное под воздействием дозы в двадцать миллиграммов мескалина, но из-за этого не менее точное. Вероятно, и в самом деле та неодолимая грусть, в которую впадают иногда дети, происходит от этого знания о невозможности волшебства.

То, чего мы можем достичь благодаря нашим заслугам и нашему трудолюбию, в действительности не может принести нам истинного счастья. Только магии такое под силу. Эта мысль не ускользнула от детского гения Моцарта, который в письме к Буллингеру точно заметил про тайную солидарность магии и счастья:
«Жить хорошо и жить счастливо — две вещи разные, и второе без доли волшебства со мной определённо не случится. Для этого должно произойти нечто поистине сверхъестественное».
Continue reading

I spy

Есть такие книги и такие компьютерные игры, где нужно рассматривать красивые картинки и искать там маленькие, но важные детали. Я их до сих пор люблю (хотя они условно детские), а их почти самая лучшая их разновидность называется I spy — «я ищу». Книги и игры с таким названием выпускало издательство Scholastic.
image

А самая-самая лучшая версия — как это часто бывает с играми — реальная, в нашем живом окружающем мире. Я играю в неё давно, а с некоторых пор ещё и ловлю находки на фотографии.

Что искать? Необычное, странное — маленькое и не очень, — прячущееся в городе (или, скажем, в стенах института). Нетипичную надпись на стене. Странный плакат. Непонятное отражение.
image

Ещё — любимое и то, что особенно хотелось встретить. Маяки (даже в городе, они есть везде, если хотят показаться). Мандалы. Синих птиц или сов. А я вот чаек люблю искать (и считать).
image

Это не просто «игра на внимательность» или коллекционирование. Это игра с местом (а места любят, когда с ними играют).
Понравитесь месту — будете чаще выигрывать. И в #айспай , и вообще.
image
много находок — моих и других игроков — по тегу #айспай в инстаграме.

Осенняя магия

Скоро осень, такие дела. Магические фишки осени — какие они?
image
? Обучение. Ассоциации — сами по себе довольно сильно работающая шутка. Так что все эти дни знаний, дни учителя и общий сдвиг с отдыха на обучение и расширение умений — объективный момент нашей психической реальности. Но есть и глубокие, «чисто волшебные» связи осени и обучения. В традициях Колеса Года осенние праздники — осеннее равноденствие Мабон и Хэллоуин-Самайн — связаны с подведением итогов, систематизацией и построением стратегий на зиму. Цыплят в буквальном смысле считают по осени. Изучение имеющегося, соизмерение его с обстановкой, создание планов — это всё интеллектуальная деятельность (даже если она про цыплят). И её время в году — именно осень.
Поэтому: даже если начало учебного года — это уже не про вас, можно что-нибудь освоить, исследовать и изучить. Магия осени позволит навыку или знанию лучше прижиться.

? Диалог с природой. Осень естественным образом меняет характер нашего общения с природой. Летом мы на ней отдыхали: она себе цвела и была милой (насекомые не в счёт :)), а мы ей скорее пользовались. Человек + лето — это и правда несколько эгоистическое взаимодействие, хотя и активное. Лето делает нам удобно и благоприятно. Осень же — обращает на себя внимание. Она вся такая: «а поговорить?» И с осенней природой мы начинаем общаться. Замечать её — не как приятный фон, а как главное действующее лицо (потому что реально красиво же — и очень ярко). Получать подарки и рассматривать их — все эти листья, каштаны… Различать и понимать запахи осеннего воздуха. Считаться с ней — приспосабливаться под меняющуюся погоду.
И что-то такое особенное чувствовать. Потому что лето и зима — стабильные состояния. Их месяцы различаются, но все говорят примерно об одном. А осень и весна — динамичные, и от первого своего месяца к последнему ставят радикальный сюжетный спектакль про перемены. Весна — про вечность и возрождение. Осень — про мудрость и смерть. Вот мы и ходим всю осень, проживая смерть. Радостную, красивую, страшную, унылую — все её оттенки по очереди (а иногда и сразу).

? Магия. Осенью многих больше обычного тянет на колдовство (как зимой, например, на мантику). Отчасти потому что Самайн (тут скорее в своей хэллоуиновской ипостаси). Отчасти потому что природных материалов и ингредиентов много. Отчасти потому, что больше практических задач, которым хочется как-то помочь. Отчасти в комплексе с порывом изучить и попробовать что-то новое. А ещё, конечно, потому, что осень для года — сумма накопленного опыта, время мудрости. А волшебник — он и есть волхв, мудрец; ведьма и знахарь — те, кто ведают и знают. Мудрость природы в это время подпитывает нашу личную.
image
Этот пост вышел скорее про причины «осенних состояний». Без списков «сто способов чудесно провести этот сентябрь» (нарисуй картинку «hello, September», собери каштаны, свари кофе с корицей, иди в лес и говори с деревьями на языке цветов от красного до зеленого) — ничего, я такой, может, ещё напишу в группу вконтакте. Хотя старые и шибко умные ребята, просыпающиеся во мне к осени, говорят — да ну их, эти списки. Пойди вылечи уже кого-то. Себя вылечи. Выучи что-нибудь полезное. Объясни так, что сама поймёшь.
Что поделаешь — осень.

Планка чудес и другие важные измерения

Для всего есть питательная среда — и среда губительная, среда невозможности быть. Даже для тараканов (которые, говорят, умеют, если надо, жить на Марсе).
Чудеса, вообще-то, куда больше похожи на тараканов, чем на людей — в смысле, они живучие. Есть много утверждений в духе «магии не существует для тех, кто её не ищет» — они назначают губительной средой для волшебства недоверие, скептицизм и даже отсутствие концентрации на чудесах. На самом деле — я уверена — чудо нельзя отменить, закрыв глаза. Оно найдёт, как постучаться. Куча историй, уже ставших стереотипом: вроде «я такой весь материалист, а тут мне случайно сделали какой-то там расклад, и — о боги, как этот странный человек всё это узнал и почему оно работает?» Нет, недоверие как раз подготавливает почву для большего впечатления и даже одержимости чудесами — когда они наконец произойдут. (Другой вопрос, что резкое туда-сюда из крайности в крайность — это не очень полезно. Но что уж поделаешь.)
me2
От чего на самом деле закрывает скептицизм и неприятие идеи магии — так это от возможности быть не только объектом, но и субъектом волшебства. То есть делать то, во что не веришь, почти никогда не получается. Нет, бывают случаи: видела отрицающих магию психологов, устраивающих клиентам настоящие, в прямом смысле, шаманские путешествия; видела просто весёлых ребят, уверенных, что «всё сбывается, потому что я везучий». Это сильные и не до конца честные с собой исключения. Речь не о них. Всё же общее правило понятное: как правило, ты даже не подумаешь делать то, что не считаешь хотя бы слегка возможным.
Не будешь загадывать желание на день рождения, если это просто глупая традиция. Не будешь гадать — даже «по фану» на те же Святки какие-нибудь. Не подумаешь даже интерпретировать поступивший в поле внимания знак.
me1
Но и это всё не страшно. Уж по крайней мере не «ужас-ужас-ужас». Это бедная, слабо-питательная среда для магии. Магия будет бледной и еле слышной. Пока не пробьётся какое-нибудь особо неприхотливое чудо — прямо через асфальт, как одуванчик из комикса.

Настоящее безвоздушное пространство, где точно никакой магии — это завышенная прямо до потолка планка чудес. Это там, где ничему не удивляются. Там, где у всего «наверняка есть какое-нибудь объяснение, поэтому оно не стоит внимания». Где жизнь — заранее и априори не чудо, и что бы она ни предъявила… Нет, ну не совсем так, конечно. Вот если этот йог сейчас и правда взлетит на три метра прямо у меня на глазах — тогда я, конечно, поверю во всю его йогу. Может, даже займусь. Если эта гадалка назовёт мне число, которое я задумал и сам только что для конспирации забыл… Если все эти волшебники смогут дать мне три мешка денег (и, пожалуйста, так, чтобы я сам, своими глазами видел, что прямо из воздуха!)… Тогда — конечно. Никаких разговоров. Это чудо и магия. А пока этого не произошло — магии нет.
«Магии нет,» — говорит человек, и как будто оставляет ей теоретическую возможность быть. Не просто отрицает («потому что я материалист и разумный человек»), а именно даёт новое определение. Закрывая этим последнюю форточку для настоящих, без летающих шляп и отгадывания чисел, чудес.
«Не вижу чуда», «ничего не знаю о чуде» — это не проблема. Это отсутствие опыта.
«Это — не чудо» — вот что страшно. Потому что магия — так или иначе — это каждое наше действие и слово. Давать магии новые, уродливые и заведомо не поддерживающиеся нашей реальностью определения — делать шаги к тому, чтобы она и правда пыталась быть этим. У неё, конечно же, не получится. И это не её вина.

Сейчас как-то неудобно ходить с полным восторга сердцем и говорить о том, сколько чудес встретилось на пути. Принято знать, как всё устроено — или скрывать незнание. Знать процедуру, а не понимать процесс. В то время как любой процесс — магия того или иного свойства.
Не зная процедуры, мы не ожидаем результата — не понимая природы ощущения «сегодня всё получится», не делаем ничего.
И я нечеловечески рада, что это правило получает всё больше прорех и исключений — руками (мозгами, волей, любовью) тех, кто таки видит магию. Как принцип, а не как проявление. Даже пока это так неудобно и так не принято.
Вы делаете мир более пригодной средой для чудес. Если так пойдёт и дальше — даже шляпы (и йоги :)) когда-нибудь по-настоящему залетают.

Это то, что ты думаешь

«Это не то, что ты думаешь.» Наверное, я слишком часто говорю это про магию. Это как бы предполагает моя работа — рассказывать, что именно я делаю, потому что иначе такое подумают!..
Честно, я до сих пор не умею объяснять, в чём же смысл магии. Мы делаем её сами, ежедневно, и если нам хорошо — магия получилась что надо, а если как-то не очень — значит, это были неправильные пчёлы с неправильным волшебством. Но оно в любом случае было — в каждом дне и действии — волшебство.
159
Это хорошее определение (для меня — так точно). Но оно не даёт ответа на вопрос, чем же тогда занимаюсь именно я. Если каждый сам себе маг, то где в этой схеме я. Моя проблема в том, что я не вижу принципиальной разницы между поваром, преподавателем, писателем, любым другим специалистом — и тарологом, «профессиональным волшебником», между врачом и целителем не вижу разницы, между психотерапевтом и шаманом. Всё это — магические услуги, потому что делают из ничего — что-то, потому что они ответ на чьё-то «дайте, пожалуйста». И мои расклады, прогнозы, мои истории по картам, мои «заряженные» (где взять вот для этого нормальное слово?) камешки, мои руны и прочая «странная» помощь — это тоже ответ на чей-то запрос и потребность, и они тоже работают (радуют, приносят пользу, информируют, наполняют). Как хороший кофе, как вылеченный зуб, как правильная книга. Как всё, что кому-то нравится.
Поэтому оно есть.

И поэтому, на самом-то деле, это — то, что ты думаешь. Я действительно узнаю нужные вещи о жизни клиентов из колоды карт и только из неё (это не психология). Я правда могу понять, что у кого-то не в порядке какая-то из чакр, и помочь поправить это, даже если вам — или мне — не нравится это слово (да, «чакры есть, а слова нету»). Мои истории правда про тех, про кого я их пишу, заметили они или нет (они замечают). Я правда знаю, как попросить у мира защиты или энергии (и мне приходится пользоваться фразами типа «защита от магического негатива», потому что это только звучит мерзко, но — оно тоже именно то, чем называется).

Многие тарологи говорят о себе: «я не волшебник», подразумевая, что не решат за клиентов все их проблемы. Я выбираю видеть это так: я — волшебник. Вы — тоже. Иногда нам нужна помощь друг друга.